January 29th, 2016

Мужское и женское восприятие действительности


Разные мы, мужчины и женщины, ничего не поделаешь. Так было, так есть и так будет.

На одно и то же проишествие, на один и тот же прожитый день у женщин и мужчин разная оценнка.
Этому доказательство и дневники Льва Толстого и его жены Софьи Андреевны, проживших вместе 48 лет. Брак этот нельзя назвать лёгким или безоблачно счастливым. Тем не менее, Софья Андреевна родила графу 13 детей, опубликовала и прижизненное собрание его сочинений, и посмертное издание его писем. Толстой же в последнем послании, написанном супруге после ссоры и перед тем, как отправиться прочь из дома, в свой последний путь до станции Астапово, признавался, что любит её, несмотря ни на что — только вот жить с ней не может.

Так вот, что касается дневников. Один из многих дней  - 8 октября 1899 года.
Софья Андреевна пишет:
Лев Николаевич ушел гулять, не сказав мне ни куда, ни как. Я думала, что он уехал верхом, а эти дни у него кашель и насморк.
Поднялась буря со снегом и дождем; рвало крыши, деревья, дрожали рамы, мрак — луна еще не взошла, — его все нет. Вышла я на крыльцо, стояла на террасе, все ждала его с такой спазмой в горле и замиранием сердца, как в молодые годы, когда, бывало, часами в болезненной агонии беспокойства ждешь его с охоты.
Наконец он вернулся, усталый, потный, с прогулки дальней. По грязи идти было тяжело, он устал, но храбрился.
Я тут разразилась и слезами и упреками, что он себя не бережет, что мог бы мне сказать, что ушел и куда ушел.
И на все мои слова горячие и любящие он с иронией говорил: "Ну, что ж, что я ушел, я не мальчик, чтоб тебе сказываться". - Да ведь ты нездоров. - Так мне от воздуха только лучше будет. - Да ведь дождь, снег, буря... - И всегда бывает и дождь, и ветер... Мне стало и больно и досадно. Столько любви и заботы я даю ему, и такой холод в его душе! А вчера безумно целовал, говоря, что всегда любуется красотой моего тела.
Лев Николаевич: Дома благополучно...