November 14th, 2016

Этот мягкий материал

Оригинал взят у tanjand в Этот мягкий материал
СнимокЯЯ.JPG

Упоминание о масле в качестве скульптурного материала можно проследить в эпохе Возрождения и барокко.
Точно так же, как и сахарные скульптуры, это был способ украшения застолья, собирающегося по поводу торжественного случая. Самое раннее упоминание о скульптурах из масла находится в 1536 году и говорит оно о творениях повара Пий V Бартоломео Скаппи, там упоминается слон. А также бой Геркулеса со львом.


Collapse )

17 деликатесных блюд и напитков, запрещенных во многих странах мира

Оригинал взят у ekozhuk в 17 деликатесных блюд и напитков, запрещенных во многих странах мира
Оригинал взят у vsegda_tvoj в 17 деликатесных блюд и напитков, запрещенных во многих странах мира
Практически в каждой стране мира есть оригинальные кулинарные пристрастия, которые оказываются шокирующими для жителей других стран. Многие из национальных блюд содержат ингредиенты, которые могут оказаться опасными для здоровья. Для приготовления других используется мясо животных, находящихся на гране исчезновения, а третьи просто противоречат устоям той или иной страны. В нашем обзоре 17 запрещенных блюд со всего мира.



Collapse )

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь ими со своими друзьями! :)





Наталья Кончаловская и Сергей Михалков: творческий союз как секрет семейного долголетия

Оригинал взят у bono60 в Наталья Кончаловская и Сергей Михалков: творческий союз как секрет семейного долголетия
Наталья Кончаловская и Сергей Михалков: творческий союз как секрет семейного долголетия
Говорят, что браки совершаются на небесах, во всяком случае, если речь идёт о браках по любви. Впрочем, когда речь заходит о браке Сергея Михалкова и Натальи Кончаловской, сомнений не остаётся – их встреча была предопределена судьбой, которая решила объединить этих творческих людей из знаменитых родов.







Наталья Кончаловская и Сергей Михалков.

Collapse )

Ночью так отчетливо слышно то, что не слышно в шуме обычного дня



То, что не слышно в шуме обычного дня, ночью слышно отчетливо. Хотя бы поезда. Вот они бегают то и дело один за другим по мосту через реку в паре километров от моего жилища. Но днем стук их колес мне не слышен. Зато ночью, стоит выключить свет и лечь в кровать в умолкнувшем доме, сразу расслышишь: «ту-тух, ту-тух; ту-тух, ту-тух». Это они – товарняки и пассажирские, обнаруженные ночной тишиной. Их шум зазывен. Он говорит о том, что где-то есть, кроме твоей, еще и другая жизнь, пестрая, многоглазая, со своими целями и смыслом. И пока ты лежишь на смятой простыне, кто-то движется к неизвестной цели, глядя в окно или читая книгу.
Кроме поезда ночью слышно совесть. Она может надевать маски и разыгрывать спектакль из сновидений, то пугая, то удивляя образами, то утешительно гладя по голове. Она может тебе припомнить прошлое, словно говоря: «А ничто никуда не делось, и у меня все ходы записаны». Она специалист по части вызывания дрожи и (или) холодного пота. А иногда она просто вдруг как блеснет в сумеречном сознании молнией отчетливой мысли! «Я вор», или «Так больше жить нельзя!», или «Жизнь прожита! И ничего не сделано!» Или еще как-нибудь. Но в любом случае коротко и беспощадно. Точно как молния.

(Протоиерей Андрей Ткачев)